22.03.2021

Металлогения докембрия - роль и значение экзогенных и метаморфических процессов


Мировой опыт развития горной промышленности показывает, что каждые 12—15 лет потребность в минеральном сырье удваивается, тогда как поиск и разведка новых месторождений полезных ископаемых, а также их разработка становятся все сложнее и дороже в связи с тем, что фонд месторождений, залегающих близко к поверхности и легко доступных для обнаружения и разведки, все более сокращается. Наряду с этим возможность открытия новых месторождений даже в мало изученных и трудно доступных регионах быстро уменьшается.

Таким образом, обеспечение потребностей человечества в минеральном сырье с каждым годом становится все более сложной задачей, что, в свою очередь, обусловливает быстрый рост цен на него. Все это приводит к необходимости вовлекать в разработку более бедные руды, а также вести поиск более глубинных месторождений.

Как известно, в докембрийских метаморфических комплексах сосредоточена преобладающая как по разведанным запасам, так и по объему добычи часть всех минеральных богатств, кроме природного газа и нефти. Это — запасы и добыча железа, свинца, цинка, никеля, золота, мусковита, флогопита и многих других видов минерального сырья. И доля их в общей добыче будет быстро возрастать.

Таким образом, будущее обеспечение человечества металлическими и неметаллическими рудами связано главным образом с докембрийскими геологическими формациями. Этим чисто практическим интересом в значительной мере объясняется все возрастающее в последние годы внимание к изучению докембрия и его металлогении, к пониманию специфики рудообразования в докембрии. Чтобы с наибольшей эффективностью прогнозировать, искать и разведывать рудные богатства архея и протерозоя, нужны новые научные подходы к пониманию процессов породо- и рудообразования древнейших этапов развития планеты. Автору представляется, что главное на этом пути — изучение многократно повторявшихся процессов седиментогенеза и метаморфизма, в том числе и ультраметаморфизма пород. В конечном итоге именно эти процессы обусловили специфический «эндогенный облик» пород докембрийских формаций.

Следует отметить, что проблема металлогении докембрия весьма сложна и многопланова. Она охватывает такие вопросы, как сходство и различие процессов рудообразования в архее и в протерозое, проблема металлогении отдельных орогенических зон щитов и осадочных бассейнов, особенности металлогении зон вторичной активизации, наложенных на кристаллический фундамент.

Бесспорно, что металлогения фанерозоя значительно более проста хотя бы потому, что в фанерозойских сооружениях корни рудных районов зачастую доступны для непосредственных наблюдений. В этих регионах мы имеем возможность опираться на достаточно достоверную стратиграфию пород, несущих оруденение, и обсуждать природу исходного вещества.

В металлогении докембрия мы встречаемся с целым рядом пока еще трудноразрешимых проблем: фрагментарностью. летописи геологических событий, происходивших в докембрии, отсутствием достаточно обоснованных региональных стратиграфических схем геологических событий, а главное неполнотой данных и соответственно ограниченными представлениями об исходном составе того вещества, в котором осуществлялись древнейшие геологические процессы.

Исследования Луны, а также Венеры и Марса, которые как бы находятся на догеологической стадии развития, дают некоторый материал для суждения об исходном земном веществе, тем не менее они пока еще мало влияют на решение обсуждаемых проблем. В самом деле, наиболее древние геологические формации Земли, бесспорно установленные для всех щитов мира, показывают, что и они уже были сформированы как древнейшие осадки, в разной степени измененные метаморфизмом.

безусловно, космические исследования планет Солнечной системы много дают для понимания происхождения Земли, а также ранних этапов эволюции планет. В частности, сейчас уже неоспоримо доказано, что на Луне, Марсе и Венере имели место хотя и своеобразные, но несомненно экзогенные процессы, и в первую очередь процессы механогенеза.

В настоящей статье рассмотрены наиболее общие вопросы металлогении докембрия с позиций представлений о том, что докембрийские комплексы, являясь в основном первично-осадочными или осадочно-вулканогенными (в общем слоистыми образованиями), неоднократно испытывали метаморфизм и переплавление. Достижения последних лет в комплексном изучении геологии докембрия позволяют именно с этих новых позиций подойти к проблеме металлогении докембрия.

Литологическое изучение метаморфизованных первично-осадочных и осадочновулканогенных пород, позволившее установить экзогенные дометаморфические этапы формирования докембрийских формаций, убедительно показывает, что геологические процессы, обусловившие формирование земной коры континентов, были принципиально едиными как в докембрии, так и в фанерозое. Этот новый методологический подход открывает возможности для изучения и реконструкции дометаморфических экзогенных этапов развития докембрия, что составляет основу той области наук о Земле, которую мы ранее назвали осадочной геологией докембрия. Это направление в геологии докембрия предполагает изучение литологического состава осадочно-метаморфических пород, процессов выветривания, переноса и осадконакопления, а также реконструкцию палеофациальных и палеогеографических обстановок экзогенных этапов докембрия, предшествовавших метаморфическим и тектоно-магмагическим эпохам.

Особое внимание уделяется изучению живого и органического вещества — одного из важнейших факторов экзогенного породо- и рудообразования в истории Земли. Исходя из этих принципов, познание седиментогенеза докембрия есть не изучение отдельных фрагментов былых осадочных пород, а широкий комплекс исследований экзогенеза, опирающийся на весь многолетний опыт исследований геологии палеозоя, мезозоя и кайнозоя. Поэтому методы актуализма, широко применяемые в геологии при изучении фанерозоя, распространяются на всю геологическую историю Земли.

Определения абсолютного возраста геологических формаций давно уже показали, что на докембрий приходится до 7/8 всей геологической истории Земли. Поэтому понять эволюцию земной коры, а следовательно, процессы породо- и рудообразования можно только на прочной основе знания всей геологии земной коры, а не только геологии фанерозоя или докембрия. Несмотря на резкую границу между докембрием и постдокембрием, мы все более убеждаемся в общности процессов, проходивших в докембрии и фанерозое. Эта взаимосвязь особенно заметно проявляется в зонах тектонической активизации. Отсюда следует и второй вывод: познать процессы породо- и рудообразования в фанерозое можно более полно, опираясь и на данные изучения докембрия. Этим объясняется общепознавательный интерес к докембрию как к большей части геологической истории планеты.

По-видимому, все, вместе взятое, объясняет то, что проект «Металлогения докембрия», утвержденный на заседании рабочей группы в Австралии во время XXV сессии Международного геологического конгресса в 1976 г. и выполняемый в рамках Международной программы геологической корреляции (МПГК) ЮНЕСКО, получает все большее признание. Ныне в нем участвует более двух десятков стран.

Несмотря на то что вопросам генезиса докембрийских железорудных месторождений, золото-ураноносных конгломератов, метаморфизованных медистых песчаников, стратиформных полиметаллических месторождений, редкометальных карбонатитов и других подобных месторождений посвящена достаточно обширная литература, условия формирования многих из них по-прежнему остаются остродискуссионными. В ряде работ последних лет обобщен огромный фактический материал по геологии и металлогении щитов и платформ, рассмотрены многие конкретные вопросы образования метаморфических комплексов, их метаморфизм и рудообразование.

В современном понимании металлогения докембрия охватывает широкий круг проблем, связанных с установлением приуроченности рудных месторождений не только к определенным геологическим формациям с учетом их литологии, палеогеографических условий, процессов экзогенеза, метаморфизма и тектоно-магматических проявлений, но и к определенным геохронологическим эпохам.

В последние годы в этих областях получены существенные результаты. Синтез имеющихся данных был первым шагом на пути сравнительного изучения докембрийских рудных месторождений и геологической среды их образования. С этой целью в России В.М. Моралевым под редакцией А.В. Сидоренко составлена «Карта рудоносности докембрия континентов» масштаба 1:15 000 000, публикация которой стала одним из этапов реализации проекта «Металлогения докембрия». В качестве геологической основы для этой карты была принята «Геологическая карта докембрия континентов» масштаба 1:15 000 000, опубликованная в бывш. СССР, а основным источником информации для выделения рудоносных площадей — «Карта полезных ископаемых континентов мира» масштаба 1:15 000 000. Есть все основания надеяться, что увеличение объема наших знаний о геологической среде рудных месторождений и временных взаимоотношениях рудной минерализации с вмещающими докембрийскими породами может быть полезным при поисках рудных месторождений, имеющих экономическую ценность.

Следует отметить, что в геологической науке и практике ныне господствует представление о том, что преобладающая часть рудных месторождений докембрия есть результат эндогенных процессов, и формирование их объясняется как последовательное выделение тех или иных рудных компонентов по мере остывания магматического очага и перехода к постмагматическим процессам. Так, обычно во многих учебниках рисуется некое гипотетическое «филогенетическое дерево» последовательности выделения рудных элементов из водных растворов и расплавов по мере уменьшения температуры и снижения давления. Эти представления стали настолько распространенными и общепринятыми, что воспринимаются как аксиома. Нельзя отрицать возможность подобной рудной дифференциации как одного из частных случаев для отдельных магматических очагов, однако в целом металлогения докембрия нам представляется в более сложном виде.

В самом деле, если исходить из твердо установленных фактов, что породообразование есть та геологическая основа, на которой формируется месторождение полезного ископаемого, то мы должны считаться с тем, чем сложен докембрий и что создает рудные концентрации. Как бесспорно доказано многолетними исследованиями, докембрий представлен сложнопостроенными геологическими комплексами осадочного генезиса с участием органического вещества и продуктов вулканизма, неоднократно подвергавшимися тектоно-магматическому воздействию.

Ранее нами было доказано, что породы экзогенного и осадочно-вулканогенного происхождения составляют главную (от 60 до 80% объема) массу горных пород докембрия, слагающих докембрийские щиты и платформы. Эти подсчеты достаточно достоверны благодаря использованию разработанных методов перевода различных метаморфических пород в их осадочные и осадочно-вулканогенные эквиваленты, что позволяет восстанавливать процессы осадконакопления, расшифровывать фациальные, формационные и палеогеографические обстановки древнейшего седиментогенеза.

Реконструкция докембрийского седиментогенеза показала, что уже с раннего докембрия формировались все известные типы осадочных пород. Достаточно обширный фактический материал, полученный большим коллективом исследователей, убедительно доказывает, что в докембрии были широко распространены терригенные (конгломераты, кварциты, песчаники), осадочно-вулканогенные, карбонатные, хемогенные и органогенные породы. He вызывает сомнения, что формирование осадочных пород в докембрии происходило при активном участии живого и биогенного органического вещества и сопровождалось той или иной концентрацией рудных элементов.

Таким образом, есть все основания считать, что первым этапом докембрийской металлогении было образование месторождений полезных ископаемых экзогенного генезиса, которые имели свою рудогенетическую специализацию, соответствующую геохимической специализации древнего седиментационного бассейна.

В связи с изложенным возникает вопрос, правомерно ли связывать особенности металлогении докембрия главным образом с привносом рудных компонентов из подкоровых и мантийных глубин, тогда как вполне очевидно определяющее значение процессов мощного и продолжительного докембрийского экзогенного и биогенного породо- и рудообразования в дометаморфические эпохи.

Однако мы не исключаем и не умаляем роли магматических процессов и влияния мантийного вещества на рудообразование. Влияние мантии на металлогению докембрийских щитов и платформ представляет особый интерес, требующий для своего решения постановки специальных исследований.

В этой статье мы хотим обратить внимание на экзогенное рудообразование и сочетание седиментации и метаморфизма как ведущих процессов металлогении докембрия.

Месторождение любого полезного ископаемого представляет собой, как известно, концентрацию определенных химических элементов или минералов до экономически рентабельных содержаний, которые возникают только путем дифференциации вещества в наиболее благоприятных геологических условиях, чаще всего на так называемых геохимических барьерах.

Экзогенезу, особенно с учетом живого и биогенного органического вещества, как раз свойствен широкий спектр различных геохимических барьеров, что создает наибольшую контрастность в распределении химических элементов, сопровождаемую нередко благодаря глубокой дифференциации вещества изотопным фракционированием. Это — главная предпосылка для формирования месторождений целого ряда полезных ископаемых уже на стадии осадкообразования, т. е. еще в дометаморфический период. Здесь важно подчеркнуть, что лишь одному экзогенезу свойственны столь большие масштабы и глубина дифференциации вещества.

Процессы экзо- и биогенеза в докембрии еще на дометаморфической стадии дают целую серию месторождений полезных ископаемых. Это и месторождения, характерные для кор выветривания как in situ, так и переотложенные (различные россыпи), это и стратиформные залежи различных металлов, и целая гамма хемогенных отложений и биолитов.

Опираясь на знание литологии докембрия, мы можем утверждать, что в докембрии уже формировались практически все известные для фанерозоя месторождения экзогенного типа, хотя количественные соотношения между различными генетическими типами экзогенных месторождений с течением геологического времени могли меняться (этот вопрос требует специального рассмотрения). Исходя из принципиального единства процессов в докембрии и фанерозое, мы можем более уверенно решать многие проблемы металлогении докембрия на том основании, что первый экзогенный этап рудообразования, генетически связанного с геохимической специализацией отдельных седиментационных бассейнов, и определяет в конечном итоге металлогению отдельных крупных зон щитов.

Таким образом, достижения осадочной геологии докембрия дают основание считать, что металлогения докембрийских щитов определяется в первую очередь процессами осадкообразования, т. е. процессами глубокой осадочной дифференциации вещества в термодинамических условиях земной поверхности и влиянием живого и биогенного органического вещества на всем протяжении геологической истории, исчисляющейся 3,5—4 млрд. лет. Возникновение металлогенических провинций, вероятнее всего, связано с древними бассейнами осадконакопления, их литолого- и гидрофациальными условиями, с действием биологического фактора и т. д.

Экзогенное породо- и рудообразование в ряде геологических структур осложнялось вулканическими процессами, привносившими в осадочные толщи определенный набор рудных компонентов; в этом случае, по-видимому, следует выделять дополнительный тип металлогении — экзогенно-вулканогенный.

На осадочные и осадочно-вулканогенные породы неоднократно накладывался метаморфизм разных фаций глубинности и разных типов, который в докембрийской металлогении играет роль не менее значительную, чем седиментогенез. Здесь начинается второй, весьма важный этап докембрийской металлогении — метаморфический.

В зависимости от термодинамических условий регионального метаморфизма и тектонического режима осадочные и осадочно-вулканогенные породы в различной степени преобразовывались и испытывали дифференциацию вещества. При этом выделялось огромное количество газово-жидких флюидов, приводивших к дальнейшему ультраметаморфизму, плавлению и магматизму. Эти процессы еще более усиливали дифференциацию и концентрацию рудных компонентов, способствовали формированию месторождений нового типа, устойчивых при высоких температурах и давлениях.

При этом следует особо подчеркнуть, что в течение всей докембрийской истории процессы экзогенеза и метаморфизма неоднократно чередовались. Первично-осадочные породы преобразовывались в метаморфические и даже магматические (вспомним крылатую фразу В.И. Вернадского: «Граниты — былые биосферы»), а последние, в свою очередь, подвергались выветриванию, переносу продуктов разрушения, седиментации и вновь метаморфизму.

Между тектоно-магматическими фазами, подчас коренным образом менявшими исходный состав пород, происходило длительное экзогенное развитие щитов, сопровождавшееся всеми присущими экзогенезу процессами: выветриванием, переходом горных пород из высокотемпературных в низкотемпературные (с набором минералов, свойственных зоне гипергенеза), широким проявлением осадочной дифференциации вещества но химическому и изотопному составу, структуре и степени перемещения от области денудации к области аккумуляции. Продолжительность этого экзогенного этапа развития от выхода исходной породы в зону гипергенеза до следующего этапа метаморфического развития составляла десятки и сотни миллионов лет.

Таким образом, гипергенез составлял по продолжительности значительную часть докембрийского этапа развития земной коры. Поэтому вполне естественно, что среди докембрийских первично-осадочных пород можно встретить все типы осадков разной степени выветрелости и «зрелости». Этапы метаморфизма также были весьма продолжительны и отличались разной степенью активности, что, в свою очередь, способствовало широкому развитию метаморфизованных, метаморфогенных и магматогенных типов месторождений полезных ископаемых. При этом происходило многократное, циклическое и все усложняющееся преобразование всего комплекса докембрийских осадочных метаморфических и магматических пород. Например, для Балтийского и Украинского щитов выделяется не менее четырех-пяти фаз метаморфических преобразований, связанных с тектоно-магматическими фазами. Эта цикличность была не просто повторением, так как процессы последующего метаморфизма накладывались и на ранее метаморфизованные породы, и на осадочные породы — продукты повторного экзогенеза ранее сформированных кристаллических пород.

Изучение взаимосвязи осадкообразования и связанного с ним экзогенного рудогенеза с последующим региональным метаморфизмом всех степеней необходимо для понимания осадочного и метаморфического рудообразования, формирования гидротермальных растворов, метасоматоза.

Нам представляется, что значение регионального метаморфизма осадочных и осадочно-вулканогенных пород в формировании земной коры и ее металлогении еще не оценено в полной мере.

Два важнейших процесса: экзогенез с его осадкообразованием и глубокой осадочной дифференциацией и концентрацией элементов и региональный метаморфизм с разделением вещества по степени подвижности при высоких температурах и давлениях (метаморфогенной дифференциацией) определяют принципиальные особенности металлогении докембрия.

Региональный метаморфизм терригенных, хемогенных и биогенных пород докембрия дает огромное количество различных флюидов, в разной степени способных к выщелачиванию, переносу и отложению рудных компонентов. Ранее нами были показаны масштабы неоднократного выделения углекислоты при метаморфизме глинисто-карбонатных пород. Метаморфизм осадков, обогащенных органическим веществом, дал мощные газовые потоки углеводородов — метана, этана, пропана и других газообразных гомологов нефтяного ряда. Эти процессы нами были названы углекислым и углеводородным дыханием земной коры. Грандиозные масштабы выделения из осадочно-метаморфических толщ воды, углекислоты, углеводородов определяют перераспределение химических элементов, метасоматическое замещение и гидротермальный перенос их в вышележащие толщи. Это третий этап металлогении докембрия — образование метаморфогенных месторождений. Они формируются за счет взаимодействия рудоносных флюидов с вмещающими породами, а также образуют самостоятельные отложения из растворов и ультраметаморфических выплавок. С этим этапом, по-видимому, связаны более поздние проявления магматизма и рудообразования, в том числе и в чехле древних платформ. В последнем случае рудообразование происходило уже в результате тектоно-магматических движений фанерозойского времени.

Многие из легкоподвижных компонентов первично-осадочных толщ при повышении температуры и давления испытывали миграцию и при благоприятных условиях давали новые рудные концентрации: обогащение золотом определенных зон черносланцевых формаций, перераспределение и накопление рудных тел среди стратиформных первичноосадочных пород, образование пегматитовых жил, в том числе и литиево-бериллиевых, за счет вмещающих галогенных пород, сформировавшихся в условиях повышенных концентраций редких щелочных элементов.

Общеизвестно, что на докембрийских щитах в фанерозое в результате вторичной активизации интенсивно проявлялась разломная тектоника, приводившая к основному вулканизму, как это было в третичное и четвертичное время в Чешском и Ахагарском (Сахара) срединных массивах, а также к развитию зон метасоматоза преимущественно в краевых частях массивов.

В настоящее время в породах докембрийских щитов продолжаются геологические и геохимические процессы. Так, широко известно, что всюду, где развиты зоны разломов, идет интенсивное выделение из докембрийских осадочно-метаморфических толщ, обогащенных углеродом, газовых потоков, представленных метаном и его гомологами, а также азотом и водородом. Ныне это явление настолько широко проявляется во многих регионах (Балтийский и Украинский кристаллические щиты, а также другие регионы Русской платформы, Забайкальская складчатая зона), что можно уверенно говорить о глобальном развитии газового дыхания докембрия и рассматривать углеродсодержащие толщи докембрия как один из возможных источников выделения углеводородов в вышележащие породы.

Глубокое бурение скважин в кристаллическом фундаменте также подтверждает, что это явление не случайное. Например, на Кольском полуострове при бурении сверхглубокой скважины, достигшей уже 10 600 м, на глубинах свыше 6000 м в порах и пустотах метаосадочных и метавулканических пород обнаружены высокотемпературные и высоко-щелочно-хлоридные воды, обогащенные тяжелыми металлами (Pb, Zn, Ni, Cu) и растворенными газами (СО2, метан, этан, пропан). Аналогичные данные получены и по скважинам, пробуренным в кристаллическом фундаменте Русской платформы в Татарии. Даже более мелкими скважинами, углубившимися в кристаллический фундамент всего на несколько сот метров (скважина в г. Мончегорске), устанавливается циркуляция минерализованных вод.

Для более глубокого понимания процессов рудообразования в докембрии многое можно получить, применяя изотопные методы. Например, комплексное изучение изотопов кислорода и углерода щелочных метасоматитов зон региональных разломов на докембрийских щитах и связанного с ними оруденения позволило установить следующее.

Во-первых, генетическую связь натрово-углекислых растворов, вызывавших региональный щелочной метасоматоз и рудную (урановую) минерализацию, с изотопно-легкими поверхностными водами; этот вывод хорошо согласуется с известными геологогеохимическими данными об отсутствии связи региональных щелочных метасоматитов с магматизмом.

Во-вторых, идентичность характера эволюции изотопного состава кислорода как метаморфических пород при процессах гранитизации и щелочного метасоматоза, так и гранито-гнейсовых пород при процессах щелочного метасоматоза. Этот весьма важный для петрологии факт позволил сделать вывод о том, что щелочные метасоматиты зон региональных разломов — закономерное звено системы «осадки—метаморфизм—граниты», эволюция которой происходит с участием изотопно-единого водного флюида (каким является Мировой океан — основной планетарный резервуар земной воды) и приводит в конечном итоге к формированию метаморфической оболочки Земли.

В последние годы в России и за рубежом получены данные по изотопии серы и углерода метаморфизованных стратиформных колчеданных месторождений докембрия, которые убедительно показали, что в процессе метаморфизма сохраняется общий характер первоначального (дометаморфического) распределения изотопов серы и углерода в пределах месторождения, вследствии чего изотопию серы и углерода можно использовать для установления генезиса стратиформных месторождений докембрия. Так, например, изотопный состав серы сульфидных руд стратиформного медноколчеданного месторождения Шеймрок (Зимбабве), залегающего в графитовых докембрийских сланцах серии Ломагунди, регионально метаморфизованных до амфиболитовой стадии, отражает первично-седиментационную обстановку сингенетического образования сульфидных руд в процессе бактериальной редукции морских сульфатов в первичных осадках.

По изотопии серы и углерода, отражающих в первую очередь условия последующего метаморфизма стратиформных месторождений, можно восстанавливать историю формирования каждого месторождения, что имеет большое значение для успешного направления поисковых и разведочных работ. Комплексное изучение изотопов (О18/О16, С13/С12, D/H) месторождения Дактаун (штат Теннесси, США) — одного из крупнейших в мире стратиформных месторождений в метаосадочных породах докембрия, проведенное недавно, показало, что ведущим агентом метаморфических преобразований были метеорные воды, которые в процессе длительной циркуляции пришли к изотопному равновесию с метаосадками и превратились в итоге в метаморфогенные растворы.

Таким образом, изотопные исследования — надежное средство диагностики геологических процессов — указывают на осадочно-метаморфогенную природу металлогении докембрия.

Успех подобных исследований во многом зависит от степени кооперации и координации научно-исследовательских работ, проводимых различными изотопными лабораториями по проблеме металлогении докембрия. В связи с этим, по-видимому, целесообразно создать в национальных группах проекта «Металлогения докембрия» МПГК тематические рабочие подгруппы по стабильным изотопам для изучения генезиса рудных месторождений.

Мы рассмотрели только экзогенные процессы, региональной метаморфизм и порождаемые этим метаморфизмом флюиды, вызывающие гидротермальное и метасоматическое рудообразование.

He менее важны для докембрийского рудообразования процессы ультраметаморфизма, приводящие к переплавлению исходных осадочных и осадочно-вулканогенных пород разного литологического состава, что обусловливает все разнообразие магматических пород. В этом случае ведущими являются процессы формирования месторождений, связанные с магматизмом, достаточно полно изученные для магматического и постмагматического рудообразования, теория которого хорошо разработана для магматической металлогении фанерозоя. По-видимому, дальнейшее изучение магматической металлогении докембрия должно основываться на сравнительном анализе более молодого магматизма.

Итак, металлогения докембрия определяется сочетанием нескольких основных природных процессов.

1. Осадочные и биологические процессы, приводящие к глубокой дифференциации вещества и, как следствие, к экзогенно-биогенному породо- и рудообразованию, нередко осложненному привносом продуктов вулканической деятельности (в данном случае образуются осадочные и осадочно-вулканогенные месторождения).

2. Метаморфизм осадочных, вулканогенных и осадочно-вулканогенных пород, сопровождающийся как метаморфической дифференциацией, так и развитием гидротермальных и метасоматических процессов (в данном случае образуются метаморфизованные или метаморфогенные месторождения).

3. Ультраметаморфизм и переплавление исходных пород с соответствующей магматической дифференциацией и формированием магматогенных месторождений.

Следует еще раз подчеркнуть, что мы не отрицаем рудообразования, связанного с внедрением подкорового вещества, особенно ультраосновных пород, но они представляются подчиненными грандиозным глобальным процессам седиментогенеза и последующего регионального метаморфизма в континентальном секторе земной коры.

За 3,5—4 млрд. лет геологической истории докембрия происходило неоднократное чередование этапов осадконакопления регионального метаморфизма, ультраметаморфизма и переплавления, в результате чего взаимосвязанные процессы экзо- и эндогенеза обусловили эволюцию химического состава пород и в конечном счете сформировали осадочно-метаморфическую (гранитную или сиалическую) земную кору.

Разработанные в последние годы геологические, минералого-петрографические, геохимические, в том числе и изотопные (изотопия кислорода, углерода, водорода и серы), методы диагностики геологических процессов применительно к докембрию показывают широкое участие в древних геохимических циклах элементов, прошедших через атмосферу, гидросферу и экзогенные процессы в литосфере. Это указывает на то, что формирование литосферы, так же как и докембрийское руообразование, может быть объяснено неоднократным и различным сочетанием экзобиогенных, метаморфических и магматических процессов, происходивших в самой земной коре. Роль, масштабы и влияние мантийного вещества на процессы докембрийского породо- и рудообразования должны быть рассмотрены особо, но вряд ли они были преобладающими, особенно в континентальном блоке земной коры.

Необходимо обратить внимание на отсутствие в срединно-океанических хребтах рудных месторождений и на сосредоточение их в континентальной коре, в том числе в ее окраинных зонах. Это, вероятно, объясняется тем, что сиалическая земная кора представляет продукт длительного проявления процессов экзобиогенеза, метаморфизма, ультраметаморфизма и сопровождающего его магматизма. Они-то и обусловили все то многообразие рудных месторождений, которое характерно для континентальной земной коры. Отсюда следует необходимость постановки работ по изучению металлогении и геохимии рудных компонентов срединно-океанических хребтов.

Таким образом, при решении основных вопросов металлогении докембрия главное внимание нужно сосредоточить на изучении экзобиогенного и метаморфогенного породо- и рудообразования в сиалической оболочке земной коры, опираясь на уже оправдавший себя принцип единства эволюционирующих геологических процессов от архея до кайнозоя.





Яндекс.Метрика