21.04.2018

Типизация гранитоидов по отношению к рудообразованию


Исходя из совокупности имеющихся на настоящее время данных гранитоидные магматические образования применительно к золотому оруденению могут быть разделены условно на 5 основных типов:

1) выступать в роли источников энергии, необходимой для рудообразования во вмещающих породах;

2) являться проводниками и аккумуляторами рудообразующих глубинных термальных флюидов и гидротерм;

3) быть источниками золота и сопутствующих рудообразующих элементов;

4) быть образованиями, парагенными по отношению к золоторудным месторождениям;

5) выступать в роли благоприятных в структурно-тектоническом и литологическом отношениях образований.

В первом случае магматические тела (расплавы) выступают как источники энергии, приводящей к развитию рудообразующих процессов — контактовых, регионально-контактовых, сопутствующих гидротермально-метасоматических. Это обусловливает нагрев и миграцию имеющихся в породах (отложениях) вмещающей рамы захороненных вод различного генезиса (по принципу рециклинга) и к созданию тем самым длительно функционирующей рудообразующей гидротермальной системы. Источником золота и сопутствующих элементов являются породы (осадочные, вулканогенно-осадочные, метаморфические либо магматические) вмещающей рамы, частично, возможно, сами гранитоиды, в том случае, если охватываются наложенными регрессивными метасоматическими процессами, приводящими к выносу золота.

Этот случай, как показывают фактические данные, наиболее распространен. Особенно он характерен для посткембрийских металлогенических процессов, проявляющихся в геосинклинально-складчатых золотоносных поясах, сложенных осадочными и вулканогенно-осадочными толщами, в том числе углеродистыми. При этом внедрение гранитоидных интрузий происходит на инверсионноскладчатом или постскладчатом орогенном этапе в породы, уже испытавшие катагенез или в той или иной мере региональный метаморфизм — преимущественно слабый. Благодаря этому происходит наложение плутоногенных процессов на метаморфогенные, а формирующееся в итоге оруденение можно рассматривать как метаморфогенно-плутоногенное. Примеры многочисленны - Нижнее Приамурье (Пильдо-Лимурийский, Херпучинский золотоносные районы), Якутия (Аллах-Юньская золотоносная зона), Колыма (Наталкинское, Омчакское, Павликовское и другие рудные поля), Буреинский массив, Приморье и др.

Во втором случае вертикальная колонна магматических пород определенного магматического комплекса и отдельные составляющие интрузии выступают дополнительно в роли активных проводников глубинных “трансмагматических” флюидов, влияющих на рудообразование. В процессе интрудирования магматической колонны в ее верхних частях может происходить накопление летучих и отчасти золота за счет более активного по сравнению с первым случаем развития метасоматитов, содержащих сульфиды. Ho непосредственно это вряд ли может приводить к рудообразованию в качестве источника золота. Магматогенное золото остается в основном в самих метасоматически измененных гранитах. Поступление его для месторождений, как и в первом случае, происходит за счет пород вмещающей рамы, в том числе нижнего структурного яруса.

Как видно, второй случай близок первому. Разница между ними несущественная — в более высокой степени обогащенности магматической колонны (системы) флюидами - опережающими, сопровождающими и завершающими ее становление. В геологическом плане это проявляется в более обширных ореолах приконтактовых роговиков и сопутствующих регрессивных метасоматитов, вплоть до образования метасоматических фаций гранитов. Наряду с основными золотоносными жилами, развивающимися позже кристаллизации гранитов, отмечаются слабозолотоносные кварцевые прожилки и жилы, предшествующие внедрению гранитов, но связанные с их формированием. Примеры районов — те же, что и для случая первого.

В генетическом отношении гранитоиды первого и второго случаев типично интрузивные (аллохтонные), яв.ляются продуктами корового палингенеза, немагнитные, ильменитового типа. Формируются в восстановительных условиях. Геохимическая специализация их определяется спецификой состава пород литосферы в пределах конкретных районов (блоков) и тектоническим режимом земной коры этих регионов. Они могут быть существенно натриевыми, калиевыми или калий-натриевыми. Золоторудные проявления и месторождения непосредственно в пределах интрузивных массивов обычно отсутствуют, располагаются от них (в плане) на небольшом удалении (до 7-12 км), реже — непосредственно в контактовой зоне.

Кларковые содержания золота не являются надежным показателем рудогенерируюшей роли гранитов: при наличии золоторудных месторождений они могут быть обычными — на уровне 2,5-3,5 мг/т, повышенными — до 5-8 мг/т или пониженными — 1,5-2,0 мг/т. Решающее влияние на величину кларков оказывают степень аллохтонности массивов и интенсивность развития автометасоматических изменений. По мере их возрастания кларки золота обычно увеличиваются.

Большое влияние на информативность рассматриваемых гранитов по отношению к золотому оруденению оказывает общая глубина эрозионного среза рассматриваемых конкретных площадей и отдельных массивов. При прочих равных условиях благоприятны слабые эрозионные срезы, в которых интрузивно-купольные морфоструктуры центрального типа, контролирующие такие граниты. только начинают вскрываться, а гранитные тела или их наличие можно предполагать по геофизическим данным на небольшой глубине. При значительном и глубоком эрозионном срезе морфоструктур и особенно самих гранитных тел золоторудные месторождения чаще всего отсутствуют.

Третий случай — наиболее привлекательный, но более или менее надежно намечающийся очень редко. В роли гранитов, которые можно рассматривать как источники золота, выступают относительно небольшие гранитные тела “пестрого” состава, контрастной серии натриевого или калий-натриевого ряда (натрий преобладает).

Таковыми, например, можно считать на Алданском щите гранитоиды диорит-монцодиорит-гранодиорит-гранитовой формации джугджурского интрузивного комплекса (поздний сенон?). на Буреинском массиве — раннемеловой буриндинский интрузивный комплекс габбро-монцонит-монцодиорит-гранодиорит-граносиенитовой формации, в Сихотэ-Алинской мезозойско-складчатой области — нижнеамурский позднеорогенный интрузивный комплекс габбро-диорит-гранодиорит-гранитной формации.

В генетическом отношении гранитоиды, с которыми есть основания связывать золотое оруденение, представляют собой продукты дифференциации мантийных базальтовых магм. В них, в отличие от коровых патингенных, более высокое содержание сульфидов, прежде всего пирита и особенно халькопирита. Кларк золота часто повышенный — на уровне 3,5-6 мг/т. В протолочках гранитов отмечаются иногда мелкие золотины в ассоциации с халькопиритом и пиритом или в виде самостоятельных выделений. Как следствие золотоносные кварцевые жилы и прожилки, связанные с такими гранитами, имеют часто также повышенное количество сульфидов — 0,5-3% и более.

Согласно данным Н.П. Романовского, Ю.И. Бакулина, Л.Ф. Мишина, такие “золотоносные” гранитоиды в отличие от “незолотоносных” (оловоносных) формировались в условиях повышенного потенциала кислорода, т. е. при высокой окисленности магматической системы. Как следствие они характеризуются повышенной намагниченностью, содержат свободный магнетит. Коэффициент окисленности, представляющий величину отношения Fe2O3 к сумме FeО+Fe2О3, для этих гранитов изменяется от 0,1 до 1,0 при медианном значении 0,7-0,9. В тоже время для незолотоносных разностей гранитов этот коэффициент намного меньший — изменяется от 0 до 0,85 при медианном значении 0,2-0,3, а магнетит не характерен. Вместо него типоморфен ильменит.

Это, очевидно, дополнительно подтверждает важную роль кислорода, рассмотренную ранее, при формировании золоторудных месторождений. При его высоком потенциале, обусловливающем резко окислительные условия геологических систем, золото приобретает большую подвижность, происходит высвобождение значительных количеств его из магматической системы, что в конечном итоге и приводит к формированию месторождений.

В кристаллохимическом отношении это отвечает представлениям, развиваемым Ю.И. Бакулиным: золотогенерирующие гранитоиды в отличие от незолотогенерирующих формируются при более значительной степени сжатия (меньшей степени разуплотнения), благодаря чему имеющееся в избытке в расплаве железо идет на образование не биотита и роговой обманки - активных концентраторов золота, а самостоятельной фазы - магнетита, структурная рыхлость которого намного ниже, чем биотита и роговой обманки (6,36 против 7,48 и 7,10).

Судя по данным Л.Н. Овчиникова, золотогенерирующие гранитоиды габбрового ряда в отличие от коровых “незолотоносных” должны иметь повышенные содержания меди, молибдена и значительно более высокое отношение K/Rb.

В четвертом случае гранитоиды согласно имеющимся данным представляют собой автохтонные продукты высокотемпературного метаморфизма и гранитизации, приводящих к развитию метаморфогенно-гидротермального оруденения. Гранитоиды и золотое оруденение — парагенные образования, тесно сопряженные во времени, но пространственно значительно разобщенные: граниты, мигматиты, пегматиты размешаются в пределах амфиболитовой фации метаморфизма, золоторудные проявления и месторождения — в зеленосланцевой и более низкотемпературных фациях метаморфизма. Граниты, гранит-пегматиты и мигматиты развиты в осевых и(или) центральных частях метаморфических поясов и куполов, золотое оруденение — по их периферии, в межкупольных структурах.

Процессы метаморфизма, гранитизации и оруденения развиваются по следующей эволюционной схеме: осадконакопление, конседиментационный вулканизм и осадочно-гидротермальное оруденение, метаморфизм (региональный и дислокационный) —> палингенно-метасоматическая гранитизация на глубинных уровнях и в ядрах куполов, метаморфогенно-гидротермальное золотое рудообразование в межкупольных пространствах и на их верхних горизонтах —> интрузивный гранитоидный магматизм, плутоногенно-гидротермальное оруденение.

Показательные примеры — древние фанитозеленокаменные пояса Канады, Африки и других регионов, позднедокембрийские метаморфические пояса Патомского нагорья Восточной Сибири, включающие Ленский золотоносный район, и Енисейского кряжа, включающие кварцево-жильное месторождение Советское.

Пространственная разобщенность магматических и золоторудных образований в плане может быть значительной — достигать 30-60 км.

В пятом случае тела различных по составу магматических пород, в том числе мелкие и средних размеров, особенно их приконтактовые участки, фиксируют собой участки повышенной проницаемости и мобильности, они выступают как структурные локализаторы оруденения. Последнее по отношению к магматическим образованиям может быть более ранним, в той или иной мере контактово-метаморфизованным либо наложенным. В обоих случаях разрыв во времени между образованием магматических пород и отложением золота может быть весьма значительным, вплоть до связи их с различными тектоно-магматическими эпохами.





Яндекс.Метрика