21.04.2018

Состояние изученности металлогении золота. Ранний этап - XVIII-XIX вв.


Термин “металлогения” в практику геологических работ был введен в конце прошлого века известным французским геологом де Лоне, но широкое использование в современном понимании получил у российских исследователей лишь в конце 40-х гг. нашего столетия, когда изучение закономерностей формирования и размещения месторождений различных металлов приобрело широкий размах.

Е.Т. Шаталов и А.Д. Щеглов показали, что термины “металлогения” и “минерагения” могут трактоваться как “происхождение руд” и являются синонимами по семантике и геологическому смыслу. Поэтому использование в данной работе привычного термина “металлогения”, а не “минерагения” авторам представляется более удачным, подобно тому как это сделано С.Д. Шером в его уже упоминавшейся работе, посвященной золоту и названной “Металлогения золота”.

Металлогения золота — наука о закономерностях формирования и размещения в пространстве и во времени его месторождений. Считается, что как самостоятельное научное направление в общей металлогении она сформировалась совсем недавно - в последние 30-40 лет, когда общая металлогения стала расчленяться на металлогению отдельных элементов (специальную металлогению по Е.Т. Шаталову).

Однако следует признать, что многие положения металлогении золота были установлены в результате работ многочисленных “рудознатцев” и естествоиспытателей как в России, так и в других странах еще в ранний этап развития горнорудного дела — в XVII-XVIII вв., г. е., по существу, с начала активного развития горного дела.

Так, в частности, М.В. Ломоносов (1711-1765 гг.) в своих широкоизвестных работах “O слоях земных” и “Слово о рождении металлов от трясения Земли”, обобщивших накопленный опыт того времени, высказал ряд положений, которые и до сих пор не утратили своего значения и используются в практике поисковых работ на золото. Он, например, указывал, что месторождения золота встречаются там, где “начинаются горы”, а последние он рассматривал как результат изгибания и поднятия слоев Земли вследствие вулканической деятельности и землетрясений. Действительно, практически все известные горнорудные предприятия по добыче золота расположены в горных районах. Особенно хорошо это видно на примере золотороссыпных территорий: они находятся в обрамлении поднятий и в отрицательных морфоструктурах, осложняющих более крупные положительные. По мнению М.В. Ломоносова, рудные жилы образуются в трещинах горных пород за счет растворов. Изучая пересечения рудных жил, можно определять их возраст. Он обратил также внимание, что рудные столбы (обогащенные участки) встречаются в местах пересечений и (или) сопряжений жил (трещин). Это положение выдержало проверку временем и по сей день используется в практике.

В России в конце XVIII и начале XIX в. большую роль в развитии учения о месторождениях золота, как и вообще полезных ископаемых, сыграли организованные Академией наук в XVIII в. экспедиции на Урал, в Сибирь, Забайкалье, Приамурье и другие районы. Особенно значимы работы И. Лепехина, П. Палласа, И. Германа, В. Набокова, В.М. Севергина. В.М. Севергин, в частности, в своей работе “Опыт минералогического землеописания Российского государства”, изданной в 1809 г., первым, задолго до Бреймгаупта, обратил внимание на важное значение парагенезиса минералов, назвав его русским словом “смежность”.

Уже в то время и несколько позже русскими исследователями был выявлен целый ряд важных данных по закономерностям размещения месторождений полезных ископаемых. Н.П. Аносов (1826 г.) и И.А. Полетика (1866 г.) показали, в частности, зонально-поясное расположение месторождений золота. На Урале в 1745 г. Ерофей Марков открыл рудное золото, а в 1814 г. Л.И. Брусицын — золотоносные россыпи. В1846 г. были открыты богатые золотоносные россыпи на Лене, а в последующие годы — во многих других районах Приамурья: Н.П. Аносовым в 1857-1866 гг. — в Верхнеамурском и Малохинганском, В.П. Набоковым в 1874-1875 гг. — в Ниманском, А.И. Неркиным в 1871-1872 гг. — по р. Ульдегит. В итоге с 1868 г. в Приамурье началась в больших объемах активная золотодобыча.

Естественно, открытия эти не случайны и были обусловлены довольно высоким уровнем знаний, накопленных к тому времени по условиям размещения и формирования как рудных, так и россыпных месторождений золота. Особенно большое значение придавалось характеру пород, слагающих ту или иную территорию, типу кварца, жил и прожилков. Были намечены основные морфоструктурные элементы, обусловливающие распределение россыпей. Успешное проведение горнодобывающих работ в последующие годы стало возможным в решающей мере именно благодаря высокому уровню методов поисков и оценки месторождений, разработанных древними рудознатцами.

Особенно это заметно в древних рудных районах Средней Азии, Казахстана, Китая, Лаоса, Чехословакии, Индии, Египта, Мексики. Так, в Средней Азии около 90% имеющихся в настоящее время проявлений золота было известно с древних времен, что выражается в наличии на них старых разведочных выработок в виде малого сечения шахт, “полушахт”, шурфов, штолен, мелких карьеров — “ям” и пр. Такие выработки хорошо сохранились, например, в Золотых Горах центральной части Чехословакии, где наблюдались нами в 1989 г. при знакомстве с результатами ведущихся в то время там геологоразведочных и поисковых работ, направленных на выявление рентабельных для современных условий золоторудных месторождений среди терригенно-углеродистых толщ. Общеизвестны они в Индии, Лаосе, Китае, Вьетнаме и во многих других странах.

Существует даже так называемый “археологический” метод поисков месторождений, основанный на наличии древних разработок. Касается это как золоторудных месторождений, так и золотоносных россыпей.

Нередко приходится удивляться, особенно при поисках россыпей в “новых” удаленных районах, как обычно удачно и грамотно выбирались места заложения разведочных выработок: на всю многокилометровую долину реки часто приходилась всего лишь одна выработка (глубокий шурф или полушахта), но располагающаяся, как выясняется по результатам современных разведочных работ, именно в наиболее золотоносной части долины.

Такие очень слабо сохранившиеся, сильно заросшие древние выработки и следы разработок наблюдались нами, в частности, в различных местах Витимо-Олекмикской горной области, в Прибайкалье и Забайкалье, в Приморье, Верхнем, Среднем и Нижнем Приамурье и во многих других местах, ныне активно осваиваемых. Основные золотоносные россыпи во всех этих районах и многие золоторудные проявления и месторождения, которые уже длительное время составляют основу золотодобычи России, были открыты именно в те годы — 100-200 лет назад. Как следствие — до середины прошлого века Россия по добыче золота занимала первое место в мире. И, конечно, мы должны выразить за это глубокую благодарность своим предшественникам.

Древние рудознатцы не знали слова “металлогения”, но неплохо знали методы поисков и оценки месторождений золота, особенно локальные, основанные на прямых поисковых признаках. Неплохо они прогнозировали новые районы и узлы. Как уже отмечалось, были намечены и региональные закономерности — прежде всего зонально-поясное расположение золотоносных территорий. По выражению А.Д. Щеглова, это было первой крупной общей закономерностью, установленной в размещении рудных месторождений, положившей начало изучению закономерностей локализации рудных концентраций в земной коре и заложившей первый “кирпич” в фундаменте ныне достаточно стройного “здания” металлогенической науки.

Была замечена большая роль степени нарушенности и состава вмещающих толщ (“слоев земных”, по выражению М.В. Ломоносова) в размещении рудных и россыпных месторождений золота. Благоприятными справедливо считались в первую очередь рыжие, обохренные гнейса” (как в то время поисковиками-рудознатцами назывались вмещающие породы), содержащие “комчедал” (пирит) и обохренный “шкварец” (кварц). Была выявлена также большая роль геоморфологических факторов в размещении россыпей и их золотоносности. Так что В.А. Обручев был, конечно, не прав, утверждая, что в его время и ранее “новые золотоносные долины и целые районы открывались случайно”. Сама плодотворная геологическая деятельность В.А. Обручева опровергает это. Открытие месторождения и тогда, и в наше время — результат упорных настойчивых раздумий и поисков. Основной использованный метод в то время, как и сейчас, — метод аналогий.

Относительно источников золота и сопутствующих металлов в рудных телах с самого начала развития горного дела существовали два противоположных мнения — представления нептунистов и плутонистов (как, впрочем, и по сей день», между которыми сразу же развернулась острая дискуссия. Активным представителем первого направления был Д. Хеттон (1726-1797 гг.), а второго — А. Вернер (1791 г.). В 1882 г. Ф. Занбергом была выдвинута латераль-секреционная гипотеза образования рудных жил. М.В. Ломоносов придавал решающее значение вмещающим породам и поверхностным водам, т. е., по существу, развивал представления, которые позднее получили название датераль-секреционных. Однако в последующем, начиная с работ В. М. Севергина, в России в научных кругах постепенно возобладали представления плутонистов.





Яндекс.Метрика