06.04.2021

Главнейшие формационные типы месторождений золота


Вопросам классификации, в том числе и формационной, золоторудных месторождений уделяется значительное внимание. Г. Щербаков и многие другие). Обилие предложенных схем, как и отсутствие среди них пока сколько-нибудь общепринятых, свидетельствует об интенсивных поисках в этом направлении. Очевидно, правомерно сосуществование разнообразных классификаций, построенных на различных системах признаков, но и преследующих разные цели. «Работоспособность» формационной классификации должна определяться возможностями ее использования для прогнозирования конкретных формационных типов оруденения, исходя из присущих им региональных геологических обстановок, с одной стороны, и с другой — для выявления промышленного потенциала рудоносных площадей, применительно к прогнозируемому формационному типу. Таким образом, первоочередной задачей рудноформационного анализа должно быть выявление корреляционных связей между внутренними (диагностическими) и внешними (геологическими рудоконтролирующими) признаками.

Проведенный в этом плане анализ на основе структурно-вещественного и историко-эволюционного методов с обязательным учетом геолого-промышленных параметров показал, что для целей регионального прогнозирования значительная часть многообразных промышленных концентраций золота может быть сгруппирована таким образом:

I. Золотосодержащие формации.

II. Формации золотоносных россыпей.

III. Собственно золоторудные формации:

1) докембрийских золотоносных конгломератов;

2) золото-кварцевая

а) древних щитов,

б) складчатых областей фанерозоя;

3) золото-сурьмяная;

4) золото-сульфидная;

5) золото-серебряная.

Подразделения группы III, по существу, отвечают вытекающим из опыта мировой горно-геологической практики укрупненным формационным типам, за которыми сохранены их традиционные наименования. И что важно в наших прикладных целях, принятая группировка, объединяя месторождения, сходные по вещественному составу, строению и промышленным параметрам, отражает региональные обстановки их нахождения (формирования) и возможность их повторяемости во времени и пространстве. Естественно, она не является законченной и всеобъемлющей (в частности, в ней пока не классифицированы промышленно важные объекты типа Хомстейка и Пилгримсреста в структурах докембрия, а также некоторые другие) и приведена как пример подхода к систематике объектов в целях регионального прогноза. Также очевидно, что в рамках каждого из выделенных формационных типов возможно и необходимо более дробное подразделение вплоть до типов месторождений по мере «укрупнения» масштаба прогнозирования.

В 70-х годах 90% золота в мире добывается из коренных собственно золоторудных месторождений, около 8% получается при обработке комплексных золотосодержащих руд цветных металлов (так называемое «попутное» золото) и лишь 2% дают россыпи.

Золотосодержащие формации. Если учесть, что более 80% коренного золота приходится на конгломераты ЮАР и Ганы, то доли золотосодержащих и остальных типов собственно золоторудных месторождений в современном балансе мировой золотодобычи окажутся примерно равными. В США около 40%, в Канаде более 23% и в Австралии 20% добычи составляет попутное золото, большая часть которого получается из медных руд. Основными золотосодержащими формациями являются медно (молибденово)-порфировая, медно- и полиметаллически-колчеданная, медно-никелевая сульфидная, рассмотренные в соответствующих разделах книги, и некоторые другие. Месторождения этих формационных типов при незначительных содержаниях золота (часто десятые доли грамма на тонну) служат стабильным его источником в силу больших запасов руд и независимости от международной конъюнктуры золота. В будущем значение их если и не возрастет, то сохранится.

Формации золотоносных россыпей. Вплоть до начала текущего столетия россыпи служили важным источником золота. Главное промышленное значение имели кайнозойские аллювиальные россыпи, в настоящее время почти отработанные. Их вклад в мировую продукцию оценивается от 15 до 25%. В странах, входящих в первую десятку продуцентов золота, сейчас только в Колумбии добыча из россыпей составляет 75%, тогда как в США — около 1%, в Канаде — 0,2%.

В последнее время серьезное внимание привлекает возможность разработки морских подводных россыпей на континентальных шельфах. Золотоносными здесь являются преимущественно грубозернистые осадки береговых валов и погребенных русел. Первые положительные результаты достигнуты в Канаде, где у юго-восточного побережья Новой Шотландии подсчитаны запасы золотоносных песков около 32 млн. м3 при содержании золота 540 мг/м3 и глубине моря 25—36 м (предельная глубина для работы современных драг). Ведутся работы в зоне шельфа у побережий Аляски (США) и юго-восточной Австралии. Перспективы этого типа россыпей многообещающи, однако в ближайшем будущем значение их в мировой добыче представляется пока ограниченным.

Перспективы россыпной золотоносности на континентах могут заключаться в обнаружении погребенных россыпей. При оценке региональных территорий в этом плане необходимо учитывать следующее.

1. Фактором планетарного значения является приуроченность эпохи «первичного» россыпеобразования (плиоцен — ранний плейстоцен) к неотектоническому внегеосинклинальному этапу развития Земли, охватившему все ее структуры, исключая щиты древних платформ. Встречающиеся на последних россыпи, по существу, представляют остаточные плащевидные надрудные элювиально-делювиальные продукты выветривания и не играют сколько-нибудь заметной роли в золотодобыче (см. табл. 44).

2. Металлогеническим прогнозно-оценочным критерием служит развитие (с учетом экстенсивности его) на территории проявлений россыпеобразующих формаций. Первостепенное значение в этом смысле принадлежит золотокварцевой формации (см. табл. 44—47).

3. Региональные структурно-морфологические критерии определяются факторами размещения (и сохранности) этого типа россыпей в межгорных впадинах, аллювиальных прибрежных равнинах на флангах горных систем. Локальный геоморфологический контроль выражается в приуроченности их к блоковым реликтовым морфоструктурам древнего рельефа: пологосклонному и холмисто-увалистому мелкогорью, участкам расширения долин, особенно в зонах крупных продольных разломов, плоским водоразделам с реликтами древних террас и тальвегов.

4. Роль локального критерия играет также литолого-стратиграфический фактор: наличие полурыхлых аллювиальных отложений плиоцена — начала среднего плейстоцена, остатки переотложенных и первичных кор выветривания, признаки эпигенетического криогенеза, пестрые и буроцветные аллювиальные отложения, выветрелые «гнилые» галечники с «синюгами» и т. п.

5. Погребенные россыпи не сопровождаются, как правило, шлиховыми ореолами, поэтому при прогнознооценочных исследованиях следует широко комплексировать методы морфоструктурного анализа, палеогеографических реконструкций и использовать данные геофизических и горно-буровых работ.

Ниже приводятся (в основном в табличной форме) диагностические признаки, закономерности размещения, рудоконтролирующие факторы, ведущие критерии регионального прогнозирования собственно золоторудных формационных типов, а также их практическое значение и перспективы.

Формация докембрийских золотоносных конгломератов (табл. 43). Благодаря уникальнейшему представителю этой формации — Витватерсранду (крупному рудному району площадью свыше 20 000 км2) в ЮАР — значение ее в мировой золотодобыче непереоценимо. В 1965—1973 гг. ежегодная продукция Витватерсранда составляла 75—80% мировой, а всего с начала его эксплуатации (с 1886 г.) добыто более 32 тыс. т золота, или примерно 40% общего его количества, учтенного с 1493 г. Значительные резервы района свидетельствуют о том, что он останется главнейшим поставщиком Мирового золота но меньшей мере еще 10—15 лет. Представители этого типа в других провинциях по своим масштабам и отдаленно не приближаются к Витватерсранду.

Геологическая позиция всех известных месторождений золото-ураноносных конгломератов определяется их нахождением в протоплатформенных комплексах древних щитов. Рудовмещающие комплексы несогласно залегают на архейском гранито-гнейсо-зеленокаменном основании, эродированная поверхность которого нередко перекрыта метаморфизованными продуктами древних кор выветривания. Рудоносные формации располагаются в весьма близких по составу и строению толщах, слагающих своеобразные протоплатформенные структуры. Их формирование определялось специфическими тектоническими, климатическими, палеографическими условиями.

Новейшие радиологические данные по конгломератам Африканского, Канадского, Бразильского и Балтийского щитов свидетельствуют об относительно узком интервале времени их формирования — 2,5—2,2 млрд. лет (система Витватерсранд — 2,48—2,37 млрд. лет), что соответствует по существующей геохронологической шкале нижнему протерозою. Несколько более «высокое» возрастное положение (PR2) занимают но имеющимся данным тарквайские конгломераты Либерийского щита (Гана), отличающиеся от остальных некоторыми особенностями геотектонического положения и ассоциацией золота с магнетитом, гематитом и минералами группы торита.

Очевидно, что наряду с железистыми кварцитами золото-ураноносные когломераты являются образованиями, присущими только докембрию, причем главным образом дорифейскому его интервалу, и неповторимыми более в геологической истории Земли. Это прежде всего необходимо иметь в виду при прогнозной оценке региональных рудоносных площадей на золотоносные конгломераты именно описываемого типа, а не на золотоносные конгломераты вообще.


Золото-кварцевая формация (табл. 44). Среди месторождений этого формационного типа выделяются две четко различающиеся по геотектоническим обстановкам своего нахождения группы: 1) месторождения так называемой «древней золото-кварцевой формации», приуроченные к древним (архейским) щитам и 2) месторождения фанерозойских складчатых областей. Кроме того, они различаются, как видно из таблицы, по ряду структурно-вещественных признаков, а также весьма важными геолого-экономическими показателями. К числу последних, суммированных С.Д. Шером, относятся: 1) провинциальные соотношения коренной и россыпной золотоносности, 2) вертикальный размах оруденения и 3) масштабы (в среднем) крупных объектов. Последнее хорошо иллюстрируют рассчитанные С.Д. Шером «коэффициенты концентрации» — количество добытого золота в процентах из месторождений, каждое из которых дало свыше 100 т, по отношению ко всему количеству золота, добытого из коренных месторождений. Средние коэффициенты по двум наиболее выдающимся золотоносным провинциям каждого из типов — древних щитов (Киватин и Западно-Австралийская) и складчатых областей фанерозоя (мезозоиды Северной Америки и герциниды Восточной Австралии) — соответственно равны примерно 70 и 50%.

Из остальных отличий подчеркнем следующие. Если типоморфный состав месторождений фанерозоя определяется в целом «чисто» золото-кварцевой (так называемой «убого- или малосульфидной») ассоциацией, то для месторождений древних щитов при характерном наличии теллуридов присуще повышенное в общем количество сульфидов (иногда до нескольких десятков процентов), особенно в зонах сульфидной вкрапленности. Это обстоятельство дает повод для их отнесения (исходя из вещественного состава) к золото-кварцевой, золото-сульфидно-кварцевой и золото-сульфидной «формациям». Последние, по существу, часто отвечают типам руд, сочетающимся и связанным взаимопереходами в пределах единых месторождений и рудных тел, или в отдельных случаях — типам месторождений. «Валовый» состав древней золото-кварцевой формации по типам месторождений, согласно данным С.Д. Шepa, представлен золото-кварцевым (40%), золото-сульфидно-кварцевым (40%) и золото-сульфидным (20%) типами.

Доля месторождений древних щитов в общей добыче оценивается в 12—15%. Подавляющее большинство этих месторождений отработаны, а ныне действующие эксплуатируются на больших глубинах и с предельно минимальными содержаниями. Несмотря на открытие в последние 10—15 лет нескольких новых месторождений в Канаде и Австралии, общая продукция их неуклонно снижается.

В разновозрастных (от байкальских до мезозойских) складчатых областях фанерозоя золото-кварцевое оруденение проявлено в однотипной тектоно-магматической обстановке. В своем размещении оно тяготеет к синклинорным (обращенным и необращенным) структурам в тесной связи с инверсионным или раннеорогенным гранитоидным магматизмом, знаменующим начало послегеосинклинального гранитоидного мегаритма. Ассоциированный с оруденением магматизм представлен гомодромными габбро-гранитовыми интрузивными сериями с преобладанием в гранитоидной группе гранодиоритов (и плагиогранитов) и широким проявлением до- и послегранитовых даек. Такие интрузивные серии золотоносных регионов, фигурирующие как габбро-диорит-гранодиоритовая, диорит-плагиогранитовая, диорит-гранит-гранодиоритовая и другие формации, обладают характернейшим отличительным петрохимическим признаком — существенно натриевым типом щелочности. При этом закономерное проявление данной ассоциации — формационного типа оруденения и петрохимического типа магматизма — не зависит от стиля предшествующего геосинклинального (эв или мио) развития. Натровый тип щелочности присущ и гранитоидному магматизму, ассоциирующему с золотым оруденением древних щитов.

Во многих складчатых областях натровый гранитоидный магматизм во времени сменяется существенно калиевым (лейкократовым), с которым связана оловянная и другая редкометальная минерализация.

Как установлено в последнее время, золото-кварцевое оруденение в складчатых системах фанерозоя, включая и позднейшие из них, локализуется в зонах зеленосланцевого метаморфизма различной степени интенсивности, сопряженного с инверсионным гранитоидным магматизмом. Можно полагать, что такая связь метаморфизма, магматизма и оруденения имеет универсальный характер.

Продукция золото-кварцевых месторождений фанерозоя оценивается примерно до 10% общей: в современном же балансе мировой золотодобычи они играют сугубо подчиненную роль, а запасы крупнейших зарубежных провинций этого типа считаются практически исчерпанными.

Золото-сурьмяная формация. Данная формация, специально рассматривающаяся в разделе «Сурьма и ртуть», является комплексной и составляет с золото-кварцевой единый эволюционно-латеральный ряд. Для нее в общем характерны все те региональные закономерности размещения, рудоконтролирующие факторы и критерии прогнозирования, которые приведены для золото-кварцевой формации в табл. 44. Специфичным для нее прогнозным признаком является «дисперсия» пробности золота в шлиховых ореолах с обособлением высокопробных из них. В балансе добычи отдельных золоторудных провинций месторождения этого типа имеют подчиненное значение.


Золото-сульфидная формация (табл. 45). Эта формация обнимает широкий спектр разнообразных типов золоторудных месторождений, в составе которых значительная роль принадлежит сульфидам и для которых характерны различные сульфосоли и теллуриды. Как на региональном уровне (провинции, зоны), так и в масштабе рудных узлов и полей они составляют четкие эволюционно-латеральные ряды. Крайними членами последних нередко являются золотосодержащие или комплексные (с золотом) месторождения, с одной стороны, вольфрама, молибдена, меди, мышьяка (в том числе и скарновые), а с другой — полиметаллов или сурьмы, обычно не имеющие заметного промышленного значения.

Намечается два типа тектоно-магматических обстановок их нахождения. Во-первых, складчатые области, где оруденение данного тина локализуется в структурах ранней консолидации в связи с инверсионным, раннеорогенным гранитоидным магматизмом. С последним в смежных синклинорных структурах ассоциировано золото-кварцевое оруденение. Таким образом, в пределах складчатых областей золото-сульфидный и золото-кварцевый формационные типы составляют синхронный латеральный ряд. И, во-вторых, области тектоно-магматической активизации, в которых золото-сульфидное оруденение проявляется в связи с внегеосинклинальным магматизмом, но также натрового типа щелочности. При этом на примере Востока бывш. СССР отчетливо намечается тенденция повышения общего уровня щелочности золотоносных магматических комплексов по мере нарастания «жесткости» структур: синклинорные зоны складчатых областей —> блоки ранней консолидации в них —> активизированные области завершенной складчатости фанерозоя —> активизированные окраины платформ (при этом в последних повышается роль калия в сумме щелочей). Параллельно с этим трансформируется и фациальный облик золотоносных магматических комплексов: от умеренно глубинных гипабиссальных интрузивных в складчатых областях до вулканогенно-интрузивных с широким развитием субвулканических фаций в областях активизации.

В целом значение этой формации можно определить как локальное а вклад ее в общую продукцию оценивается первыми процентами.


Золото-серебряная формация (табл. 46). Данный формационный тип месторождений присущ областям развития субаэрального вулканизма в различных геотектонических обстановках. До недавних пор золото-серебряные месторождения считались «типоморфными» только для мезозой-кайнозойского вулканизма молодых подвижных поясов, однако сейчас они выявлены и в связи со средне-позднепалеозойским вулканизмом в герцинидах Казахстана и Средней Азии, а также в Магаданской области; позднегерцинские (пермо-триасовые) золото-серебряные месторождения известны в Восточной Австралии.

Промышленное значение их достаточно велико. Так, в период расцвета эксплуатации бонанцевых месторождений в CШA (1860—1920 гг.) только пять наиболее крупных из них обеспечили примерно 20% золоторудной базы. В настоящее время почти все более или менее значительные месторождения этого типа в мире отработаны, и их удельный вес в ежегодном балансе не превышает 2—2,5%.





Яндекс.Метрика