28.12.2020

Выделение эпипородных тел


Разделение геологического пространства на тела сводится к определению всех точек пространства по заданному набору признаков, но этот набор должен быть одинаковым во всех точках. Реально такое изучение пространства производится в ограниченном числе точек наблюдений, т. е. по дискретной сети. Число точек наблюдения лимитируется масштабом исследования, минимально необходимой точностью и достоверностью выделения тел заданных размеров.

Индивидуализация монопородных тел осуществляется на основе определения в точках наблюдений видовой принадлежности горных пород (диабаз, гранит, песчаник и т. п.) и разграничении точек с породами различных видов. Нa практике для уточнения границ монопородных тел используются дополнительные данные («непрерывное прослеживание», аэрофотоснимки, геофизические, геоморфологические и другие материалы), но главным является определение видовой принадлежности горных пород в точках опорной сети наблюдений. В этом отношении выделение в пространстве эпипородных тел представляет собой частный случай задачи разделения геологического пространства на монопородные тела. Признаком, определяющим геологическое пространство, является видовая принадлежность эпигенетического минерального парагенезиса.

Специфичность выделения эпипородных тел состоит не в принципах их картирования, а в тех особенностях эпипород, которые отличают их от горных пород других классов. Напомним, что в большинстве случаев эпипорода занимает 10—15% объема, выполненного исходными породами. Она характеризуется вуалевым, хлопьевидным распространением и только на локальных участках приобретает массивное сложение. В этих условиях зрительное восприятие эпипородного тела как единого целого, наглядность его границ и другие подобные впечатления не имеют места, что, с одной стороны, затрудняет исследование, а с другой,— позволяет повысить его объективность. Картирование эпипородных тел сопоставимо с составлением геологических карт по сетке картировочных скважин.

Опыт картирования эпипородных тел на значительных территориях в настоящее время довольно ограниченный и сосредоточен практически целиком в складчатых областях. Авторам известны подобные работы Ф.Л. Думлера, С.Н. Иванова, ВН. Копылова, В.А. Малашина, В.А. Михайлова, С.С, Наумова, В.М. Нечеухина, Б.И. Омельяненко, В.А. Прокина, А.М. Резниковой, С.А. Скороспелкина, М.Г. Харламова и некоторых других. Эти работы выполнялись с различными теоретическими и методическими подходами. Однако в большинстве случаев результаты подобного картирования свидетельствуют, что эпипородные тела охватывают площади в десятки и сотни квадратных километров, реже имеют более мелкие или более крупные размеры. Эти тела могут достоверно выделяться при работах в масштабах 1:50000—1:200000. Оптимальным рабочим масштабом, видимо, является 1:100 000, при охвате площади не менее 1 планшета и числе точек наблюдения на нем от 500 до 1000, Детализация выделенных таким образом эпипородных тел показывает относительную непрерывность распространения эпипороды и статистическую устойчивость характеризующего се минерального парагенезиса.

При картировании эпипород важны как макроскопические наблюдения, так и правильный отбор каменного материала для дальнейшего петрографического и аналитического изучения. Осматривая обнажение или керн скважин, следует отбирать образцы наиболее типичных пород для данного места. Отдельные зонки локальных метасоматических изменений или прожилковой минерализации требуется опробовать особо, не смешивая с типичными разновидностями горных пород, в которых можно ожидать наиболее распространенную ассоциацию эпигенетических минералов. Макроскопические наблюдения, кроме обычных геологических, дополняются целенаправленной фиксацией всех признаков эпигенетической минерализации.

Основным методом получения информации об эпипороде является микроскопическое изучение петрографических шлифов, изготовляемых из горных пород, наиболее типичных для данной точки наблюдения. Информация, необходимая для определения видовой принадлежности эпипороды, описана в начале предыдущего раздела. Эти данные в виде условных знаков выносятся на карты фактического материала, что позволяет оценить статистическую устойчивость эпигенетической ассоциации и ее структуры, а также определить границы эпипородного тела. Вид эпипороды надежнее устанавливается по совокупности сближенных точек наблюдений с однотипным минеральным парагенезисом, чем по отдельно взятому шлифу.

Границы эпипородных тел определяются сменой одного эпигенетического минерального парагенезиса другим столь же устойчивым на соседней площади. Однако в связи с частичным влиянием исходных пород на состав новообразованного минерального парагенезиса и необходимостью впоследствии достоверно оценить соотношения эпипородных и исходных тел рекомендуется строго учитывать границы тел исходных пород при выделении тел эпипород. На этом существенном вопросе остановимся подробнее.

Распространено мнение о зависимости набора новообразованных минералов от состава исходных пород. В ряде случаев этому положению придается определяющее значение, что отражено в соответствующих классификациях метасоматических образований. Сложились представления, что кислые эффузивы, как правило, серицитизированы, а средние и основные — эпидотизированы; что грейзенизация свойственна гранитам, а скарнирование — известнякам и т. п. Все эти, не лишенные основания зависимости, далеко не абсолютны. Растущий опыт изучения метасоматических образований приводит к выводу о том, что однотипные метасоматиты могут развиваться по исходным породам различного состава. При этом эпигенетический минеральный парагенезис изменяется в относительно небольших пределах. Д.В. Рундквист и И.Г, Павлова считают возможным выделение метасоматических формаций без учета исходного продукта на основе структурно-вещественных особенностей новообразований. Они подчеркивают, что внутренние зоны метасоматических образований устойчивы по составу и мало зависят от исходных пород, но для внешних зон такая зависимость выражена значительно сильнее.

Результаты специального картирования эпипородных тел, проведенного авторами в различных геологических обстановках совершенно определенно свидетельствуют, что развитие однотипных эпигенетических минеральных парагенезисов в породах различного состава (исключая гипербазиты, известняки и некоторые другие малораспространенные породы) — явление столь же обычное, как и формирование различных эпигенетических минеральных парагенезисов в породах одного состава. В большинстве случаев исходный состав пород придаст некоторую специфическую окраску новообразованному парагенезису, но ведущие эпигенетические минералы и их структурные соотношения сохраняются.

В табл. 2 суммированы достоверно установленные соотношения эпипород с исходными породами. Крестиками отмечены за-картированные варианты наложения соответствующих эпигенетических минеральных парагенезисов на исходные породы определенного состава. Используя литературные данные, число таких вариантов можно увеличить.

Из приведенного перечня не следует делать вывод об отсутствии какой бы то ни было связи эпипород с исходными породами. Например, ни у кого не вызывает сомнений, что грейзены обычно приурочены к массивам лейкократовых гранитов, но их соотношения могут быть разными.

Во многих случаях контур эпипородного грейзенового тела практически совпадает с границами интрузивного массива, в других случаях эти эпипороды охватывают более широкую площадь, выходя в экзоконтактовые области, и, наконец, иногда занимают только определенную часть интрузии, сменяясь в остальных частях эпипородами другого вида. В данных условиях сравнение собственных контуров эпипородных тел с контуром гранитного тела дает существенную дополнительную информацию об условиях проявления грейзенизации и, возможно, о степени эродированности интрузии. Особенно разнообразны соотношения эпипородных и исходных тел для эпипород 1-ой группы (см. табл. 2), формирующихся в приповерхностных, относительно низкотемпературных условиях. В целом эпипородные тела могут строго совпадать с телами магматических, осадочных или метаморфических пород, могут охватывать какие-то серии этих тел или только их части. Разнообразие этих соотношений и определяет смысл независимого картирования эпипородных тел.

Результаты такого картирования, кроме самостоятельного практического значения, в сопоставлении с геологической картой исходных пород создают объективные предпосылки для выяснения геологических условий проявления эпигенетических (в том числе собственно метасоматических) процессов, для установления их связи с другими геологическими процессами и, в первую очередь, с тектоникой, магматизмом и оруденением.

Выделение эпипородных тел базируется на вполне формализованных структурно-вещественных признаках, позволяющих однозначно определить вид эпипороды в любой точке геологического пространства. При этом границы эпипородных тел рационально проводить на геологической основе, отражающей контуры тел исходных пород, тектоническую структуру района и возраст слагающих образований. Однако эти данные используются только как дополнительные, для уточнения конфигурации эпипородных тел и учета влияния среды эпигенетического минералообразования.

Выделенные эпипородные тела могут рассматриваться как самостоятельные объекты геологической реальности и изучаться так же, как и тела горных пород других классов. В первую очередь требуется изучать их пространственные и возрастные соотношения между собой, наметить их природную ассоциативность и тем самым подойти к выделению формаций эпипород.





Яндекс.Метрика