08.02.2018

Магматический источник рудных компонентов колчеданных месторождений


Различия между магматическим источником и породами лежачего бока как поставщиками компонентов колчеданных месторождений вулканической ассоциации во многих случаях могут быть очень тонкими, особенно когда приводятся данные по изотопному составу; при этом прямые и косвенные доказательства в общем случае не разделяются. В настоящем обсуждении компоненты руд считаются магматическими, если они были доставлены из расплавленного или бывшего недавно расплавленным тела пород непосредственно к месту образования рудного месторождения. В соответствии с такой формулировкой процесс рудообразования рассматривается как составная часть магматического процесса.

Металлы. Многие сторонники магматического происхождения колчеданных месторождений не делают различия между отдельными компонентами руд, поэтому их взгляды на источник металлов в большинстве случаев одинаково приложимы и к источникам серы. Вероятно, для подтверждения магматического происхождения по крайней мере металлов наибольшее значение имеет идея о том, что месторождения пространственно и, следовательно, генетически связаны со специфической изверженной петрографической серией и особенно с наиболее дифференцированной кислой фазой кальциевощелочной магмы.

Ряд авторов высказывают модифицированные или менее крайние точки зрения. Фокс на основе стандартных диаграмм AFM и дискриминантного функционального анализа пришел к выводу, что в кальциево-щелочных породах преимущественно встречается лишь цинково-свинцово-медный тип колчеданных месторождений, тогда как медно-цинковый тип большей частью приурочен к толеитам. Ранее высказанные мнения о важности кальциевощелочных вмещающих пород могут быть ошибочными, поскольку, как указывают Мак-Гиен и Мак-Лин, может возникнуть путаница из-за невозможности четко отличить действительные кальциево-щелочные тренды от «псевдокальциево-щелочных» трендов, наложенных на толеитовые породы, при изучении протяженных по латерали гидротермально измененных пород, часто развитых в районах колчеданных месторождений.

Хатчинсон пытался связать выделенные им три минералого-химических типа месторождений (цинково-медный, свинцово-цинково-медный и медно-пиритовый типы) с типами магм, с которыми, как он полагал, ассоциируются месторождения. Затем с помощью концепции тектоники плит он отнес каждую магму и ассоциирующийся тип руд к различным стадиям эволюции мантии и коры. Например, он полагал, что причина широкого проявления медно-цинкового типа в архее связана с тем, что эти месторождения формировались при дегазации обширных областей примитивной верхней мантии, а в более позднее время этот процесс не повторялся. В целом низкое содержание свинца в архейских месторождениях можно было бы отчасти объяснить меньшей обогащенностью в архее радиогенным свинцом по сравнению с палеозоем и более поздним временем, а отчасти, возможно, более высокими температурами поверхности в архейское время, что обусловило предпочтительное вхождение свинца в силикатные и окисные структуры вместо осаждения в сульфидной форме. По мнению Хатчинсона, причина отсутствия свинца в более молодых представителях этого типа месторождений — дериватов «океанической коры — мантии» — состоит в том, что в ходе эволюции коры мантия обеднялась свинцом, который концентрировался в супракрустальных породах.

В начале 1970-х годов была популярной идея об использовании теории тектоники плит как основы для разделения на отдельные категории колчеданных месторождений. Однако, как и в случае попытки Хатчинсона, ограниченность такого подхода состояла в стремлении привязать месторождения к особым магматическим сериям и, следовательно, к определенной тектонической позиции. Хотя в отличие от Хатчинсона другие авторы редко имели дело со специфическим источником и не разделяли рудных компонентов, вывод был обычно один: образование руд непосредственно связано с родоначальной магмой. Например, Силлитое заявлял, что формирование колчеданных месторождений должно рассматриваться как составная часть вулканической деятельности, и, исходя из этого, классифицировал месторождения по позиции, занимаемой ассоциирующимися с ними вулканическими породами в свете тектоники плит. Месторождения, сформировавшиеся в центрах спрединга, обычно имеют высокие отношения Cu/Zn, тогда как месторождения, приуроченные к островным дугам или к континентальным окраинам, как правило, содержат повышенные концентрации свинца, цинка, меди и бария. Силлитое не был оригинальным в своих выводах о связи элементов с особыми магмами, заявляя, например, что в ассоциацию элементов островной дуги входят элементы, «сконцентрированные в ходе процессов, действовавших при частичном плавлении в зонах субдукции». Однако этот автор высказал предположение, что наличие химически аномальной коры в зонах субдукции — необходимое условие формирования на поверхности месторождений типа Куроко. В противоположность этому Стронг полагал, что месторождения Куроко скорее были образованы в результате эффективной «дистилляции» специфических рудных элементов из разнообразных пород источника, подвергавшихся субдукции, чем за счет переработки специфической, химически аномальной коры, поскольку по химическому составу залежи в целом идентичны материалу, подвергавшемуся субдукции. Соукинс различал четыре главных типа месторождений и пытался отнести их к особым тектоническим типам и тектоническим позициям: 1) тип Куроко, связанный с кислыми, кальциево-щелочными вулканическими толщами от архея до третичного возраста в местах конвергенции плит в океанических областях; 2) кипрский тип, связанный с низкокалиевыми базальтовыми вулканитами в верхней части офиолитовых комплексов в участках вдоль хребтов спрединга; 3) тип Бесси, связанный с кластическими осадками и мафическими вулканитами, но не имеющий четко выраженной позиции в модели тектоники плит; 4) тип Салливан, связанный с мощными толщами наземных осадков, но не имеющий стратиграфической связи с вулканизмом. Последний тип обычно приурочен к внутриплитным мобильным зонам или авлакогенам и обнаруживает пространственно-временную связь с базальтовым магматизмом.

Вместе с тем, как считает Сангстер, в целом гипотеза тектоники плит не учитывает многих генетических аспектов, связанных с минеральными месторождениями. Возможно, наиболее убедительными аргументами в пользу магматического источника компонентов руд в колчеданных месторождениях явились данные Сато и Сасаки по месторождениям Куроко в Японии, основанные на тектонике плит, в сочетании с данными по изотопам свинца. Эти авторы заметили, что отношения изотопов свинца на месторождениях Куроко сравнительно постоянны, несмотря на то что месторождения располагаются на расстоянии более 1000 км друг от друга и что изотопы свинца рудных месторождений аналогичны изотопам свинца изверженных пород приблизительно того же возраста. Эти два наблюдения наводят на мысль, что рудные свинцы и магма произошли из одного источника. Месторождения Куроко располагаются параллельно вулканическому фронту, соответствуя линии расположения фокусов землетрясений на глубине 155 км, а также границе между магматическими сериями толеитовых и высокоглиноземистых базальтов. Эти данные позволяют предположить, что размещение руд Куроко контролировалось тем же самым механизмом, который обусловил зональность в размещении магматических типов базальтов. Дополнительный аргумент в поддержку такого предположения был выдвинут Сато. Он обнаружил, что в региональном масштабе изотопы свинца месторождений Куроко становятся менее радиогенными с востока на запад — в направлении, перпендикулярном простиранию поясов различных магматических серий. Это тоже соответствует распределению свинцов по изотопному составу в породах трех кайнозойских петрографических провинций — то-леитовых, высокоглиноземистых и щелочных оливиновых базальтов. Изменение изотопного состава свинца в породах обусловлено большим вкладом свинца из субдуктировавших пелагических осадков на востоке и большим вкладом мантийного свинца на западе, прогрессивным уменьшением коровой контаминации или дрейфом от корового к мантийному источнику. На основании такой параллелизации трендов изотопных составов свинца Сато сделал вывод о более чем вероятном магматическом происхождении свинца месторождений Куроко.

Известно, что содержание свинца в колчеданных месторождениях, ассоциирующихся с кальциево-щелочными породами, увеличивается по сравнению с содержаниями цинка и меди с уменьшением возраста от архея до фанерозоя. Сангстер приводит три возможных объяснения такого тренда, предполагающего, что металлы имеют магматическую природу.

1. Заметив, что в современных океанических осадках имеется положительная корреляция между свинцом и марганцем, он предположил, что архейские океанические осадки (и магма, образовавшаяся за их счет) содержали мало марганца, а следовательно, и свинца.

2. Материнские породы архейских осадков, возможно, содержали мало урана и тория и поэтому не могли поставить существенные количества свинца древним осадкам.

3. Тектоника плит неприложима к архею, и, следовательно, кальциевощелочные породы возникли не из пород с существенной осадочной компонентой, а непосредственно из примитивной, бедной свинцом мантии.

Для того чтобы объяснить свои наблюдения, указывающие на большую зависимость химического состава колчеданных месторождений от их тектонической, а не литологической позиции, и на то, что разряжавшаяся в месте рудоотложения гидротермальная система была металлоносной лишь в определенный промежуток общего времени потока, Хенли и Торнли высказали предположение, что обогащенный металлами компонент гидротермальной системы был образован магматическим парообразным выбросом, наложившимся на конвективную гидротермальную систему.

Другие мнения, сторонники которых отдают предпочтение магматическому происхождению металлов руд, по-видимому, основаны скорее на личных привязанностях, зародившихся в «Линдгреновскую эру» признания первенствующей роли гидротермально-метасоматического замещения, чем на определенных доказательствах. Например, Урабе и Сато в качестве главного аргумента в пользу магматической природы флюидов Куроко выдвигают противоречивость ряда положений альтернативной модели морской воды, предложенной Омото и Раем, Сакаи и Мацубая и базирующейся на изотопных данных по кислороду и водороду. Урабе и Сато отмечали следующие затруднения:

1. Соленость рудообразующих флюидов была в общем выше, чем у морской воды. Однако концентрация соли в результате вскипания не сопровождается обогащением дейтерием в жидкой фазе, и не существует жизнеспособного эвапоритового ряда, который бы содействовал растворению галита.

2. Отсутствие достаточного теплового источника, чтобы привести в движение конвекционную систему. Расчеты Урабе и Сато, проведенные (с точностью в пределах порядка) для проверки предположения, не могли ли купола белых риолитов служить источниками тепла, показывают, что тепло, выделяемое такими мелкими магматическими телами, недостаточно для поддержания теплового баланса, обеспечивающего минимальные количества рудообразующих флюидов, которые должны быть вовлечены в процесс рудообразования (это заключение позднее подтвердилось более сложным компьютерным моделированием Катлса).

3. Данные по изотопам свинца указывают, что рудные флюиды циркулировали глубоко в фундаменте. (Предположительно, со ссылкой на результаты Сато и Сакаи, которые показали, что свинец из руд Куроко отличается от свинца из гранитных пород фундамента.)

Так как при интерпретации изотопного состава кислорода и водорода Омото и Рай сообщили о присутствии в составе флюида до 20% магматической воды, то Урабе и Сато предположили, что на большей глубине в составе флюидов могла быть значительно большая доля магматической воды, поскольку рудные флюиды Куроко были оценены по образцам руд, отлагавшихся близ границы с морской водой. Они предпочли модель, по которой рудообразующий раствор освобождался из кислой магмы, и объяснили, таким образом, пространственную связь месторождений Куроко с хорошо дифференцированным куполами белых риолитов. К числу авторов, отдававших предпочтение магматическому происхождению рудообразующих флюидов Куроко, но располагавших ограниченными данными, подтверждающими эту точку зрения, можно отнести Матцукуму, Хорикоси и Сато.

Выводы ряда исследователей можно истолковать, как предполагающие магматическую природу для металлических составляющих колчеданных месторождений. Среди них упомянем следующие работы:

1. Литологические исследования. Давенпорт и Никол и Камерон пришли к заключению, что неизмененные вулканические породы продуктивных вулканических циклов нескольких рудных узлов в поясе Абитиби содержат цинка больше, чем сопоставляемые с ними вулканические породы непродуктивных циклов.

2. Отношения металлов в магматических породах. Ky и Моссмен, отмечая близость отношений металлов в рудах и в вулканических породах группы Амиск, район Флин-Флон, предположили возможность существования генетической связи между рудами и исходной магмой вулканических пород Амиск. Этот тип исследований аналогичен работам, проведенным в 1950-е годы, когда среди геологов, занимающихся вопросами рудообразования, была популярной гипотеза магматогенно-гидротермального замещения.

3. Элементы-примеси. Содержания некоторых элементов-примесей, особенно никеля, кобальта, ванадия и селена в пирите, использовались для выяснения источника компонентов руд. Шермерхорн, например, пришел к выводу, что компоненты руд пиритового пояса Испании имеют скорее магматическое, чем осадочное происхождение.

Сера. При интерпретации отношений изотопов серы рудных месторождений использовалось соответствие достаточно простому распределению: те месторождения, которые обнаруживали широкий диапазон колебаний значений b34S, нередко с отрицательным средним значением, относились к осадочным и обычно биогенным образованиям; месторождения с узким интервалом колебаний значений b34S рассматривались как магматогенно-гидротермальные; средние значения b34S (около 0%) считались признаком мантийного источника серы. Однако последние данные по изотопам серы указывают, что такой подход был слишком упрощенным. Обобщение существующих ныне взглядов по изотопному фракционированию серы в приложении к рудным месторождениям было сделано Омото, Раем и Омото, Омото и Раем.

Узкий интервал колебаний отношений изотопов серы, характерный для колчеданных месторождений, в прошлом обычно интерпретировался как индикатор ее магматического или магматически-гидротермального происхождения. В последних интерпретациях распределения изотопов серы приводится очень мало доказательств в пользу ее магматического происхождения. Тем не менее Исихара и Сасаки отмечают, что наблюдается соответствие между величинами b34S месторождений Куроко (среднее 4,6%), гранитоидных плутонов пояса зеленых туфов (4—5%) и риолитовых лав пояса зеленых туфов (6,5% для более древних риолитов и 4,5% для более молодых риолитов). Это свидетельство и ясно проявленная зональность в размещении нескольких типов рудных месторождений, включая месторождения Куроко, по отношению к указанным гранитоидным плутонам привели Исихару и Сасаки к выводу, что сера месторождений Куроко образовалась из глубинного источника совместно с серой магматических пород. Однако, как подчеркивается ниже, интерпретации последнего времени отдают предпочтение морской воде как источнику для некоторой, если не большей, части серы месторождений вулканической ассоциации.

Морская вода как источник. Металлы. Концентрации главных рудообразующих металлов — меди, свинца и цинка — в современной морской воде составляют около 0,01 млн-1, что примерно на четыре порядка величин ниже, чем минимальное содержание (около 10 млн-1), которое обычно считается необходимым для отложения руд. По общему мнению, рудообразующие металлы колчеданных месторождений не могут быть образованы за счет непосредственного извлечения из морской воды.

В последнее время единственным противником этой точки зрения является Кадзивара. Свои выводы он основывает на анализе термодинамической модели физико-химических условий образования руд Куроко. Рассчитанный им состав рудообразующего раствора очень близко соответствует концентрациям различных компонентов, осаждающихся в современной морской воде. Поэтому Кадзивара пришел к заключению, что рудообразующий флюид Куроко являлся обычной морской водой, измененной химически лишь за счет восстановления своего окисленного состояния. Его метод подсчета обсуждается ниже. Различия между данными расчетов Кадзивары и других исследователей могут быть обусловлены его иным (и сомнительным!) методом оценки химических условий рудоотложения, в особенности pH, PO2 И PS2.

Сера. Главным аргументом в пользу морской воды как основного источника серы являются изотопные данные, причем не только данные по изотопному составу серы в рудах, но и по изотопному составу кислорода, водорода и стронция в гидротермально измененных боковых породах.

Сангстер сравнил средние изотопные составы серы стратиформных сульфидных месторождений определенного геологического возраста с изотопными составами серы одновозрастных сульфатов морской воды (рис. 85). По петрографическому составу рудовмещающих пород он разделил месторождения на осадочный и вулканический типы; последний приблизительно соответствует принятому в настоящей работе определению колчеданных месторождений вулканической ассоциации. Он нашел, что среднее значение Ab34S (b34S морской воды того времени — b34S среднее для месторождения) приблизительно соответствует среднему уменьшению в 15% b34S, если H2S образуется за счет бактериальной редукции SO4в2- в нормальной биологической обстановке. Используя аргументы, аналогичные выдвинутым Тодом и др., Тодом и Монстером по поводу образования серы в нефти, Сангстер высказал предположение, что распределение отношений изотопов серы, показанное на рис. 85, свидетельствует об образовании сульфидов месторождений вулканической ассоциации за счет бактериальной редукции сульфатов морской воды в месте отложения руд. Вариации отношений изотопов серы в пределах месторождения Сангстер относил за счет локальных колебаний факторов, контролирующих изотопное фракционирование (биологическая активность, температура, PO2, pH), тогда как вариации между месторождениями для данного геологического времени были обусловлены уровнем бактериальной редукционной активности, притоком свежей воды или вулканической серы и т. п. в различных бассейнах осадконакопления. Несколько больший дефицит 34S в выделенной им вулканической группе по сравнению с осадочной группой Сангстер объяснял добавками определенных количеств легкой вулканической серы. Позднее это соображение не стали учитывать, поскольку такое смешивание серы из двух различных источников привело бы к возникновению больших вариаций отношений изотопов серы в пределах отдельного месторождения и невозможности корреляции с сульфатами морской воды.
Для того чтобы объяснить узкий интервал колебаний отношений изотопов серы в пределах одного месторождения и параллелизм в этом смысле с морской водой, равно как и признать невозможность бактериальной редукции при оцениваемых (>200 °С) температурах отложения руд, Сасаки, Сасаки и Кадзивара предположили, что сульфатная редукция была неорганической. В пользу этой точки зрения они привели данные своих наблюдений о том, что величина Ab34S для минимальных значений b34S, зафиксированных в колчеданных месторождениях, не только обнаруживает самое низкое стандартное отклонение, но и соответствует ожидаемому теоретическому равновесному фракционированию приблизительно 20% между H2Sвод и SO4в2- при температурах рудоотложения, равных для месторождений Куроко около 300 °C. Значения Ab34S, меньшие, чем 20%, объяснялись неравновес-ностью в ходе процесса редукции. Этот метод использования лишь минимальных значений b34S был также применен для вывода изотопного состава сульфатов одновозрастной морской воды в сравнении с изотопным составом сульфатов эвапоритов.

При интерпретации физико-химических изменений рудообразующих растворов в процессе отложения руд Куроко на месторождении Саканай-1 Кадзивара, преимущественно по данным изучения изотопов серы, пришел к выводу, что рудообразующие растворы испытывали прогрессивное охлаждение и окисление в результате смешивания с морской водой. Поскольку рудная система могла быть смоделирована при использовании систематики, позднее тщательно разработанной Омото, Раем и Омото, при допущении равновесия с окисленной системой, в которой значение S34S у SO4в2- составляло 20% (приблизительно такое значение характерно для миоценовой морской воды), Кадзивара сделал вывод, что главным источником серы в сульфидах является сульфат морской воды. Он выдвинул предположение, что сульфат морской воды восстанавливался в сульфиды в участке рудоотложения при смешивании морской воды с поступившими снизу инициальными восстановленными рудообразующими растворами.

Сангстер подчеркивал, что представления о неорганической редукции сульфатов морской воды могут быть приложимы лишь к тем месторождениям, которые залегают выше своих подводящих зон и, следовательно, формировались, по-видимому, при более высоких температурах, чем более удаленные (дистальные) плащеобразные залежи, такие, как, например, Батерст, Нью-Брансуик, и Бесси. По его мнению, в этих условиях все еще может быть использована модель бактериальной редукции. В поддержку мнения Сангстера можно привести следующие доказательства. По данным Арнолда и др., в пиритовом поясе Испании наблюдается смещение в сторону легких изотопов от проксимальных месторождений, залегающих близ своих подводящих зон (Рио-Тинто, Лa-Capca и Сан-Мигуэль; среднее около 1,5%), через месторождения в вулканических вмещающих породах, но без прилегающих подводящих зон (Сан-Платон и Консепшен; среднее для сплошных залежей около — 20%) к месторождениям, находящимся в преобладающих осадочных породах (Нью-Сотиел; в среднем —30,9%). Арнолд и др. отнесли этот тренд за счет увеличения доли биогенной серы по мере увеличения расстояния от выводного канала рудообразующих растворов. Аналогичным образом Риккард и др. приписывали колебания отношений изотопных составов серы в пирите (от +8,4 до -14,8%) и барите (от 11,7 до 17,1%) на месторождении Осен, район Шеллефте, Швеция, бактериальной редукции вулканической серы в закрытой системе. Вероятно, в обоих случаях при существенной бактериальной редукции сульфатов величина b34S сульфидов может быть сильно отрицательной, чего не наблюдается, например, на месторождениях Батерст. Ямамото также полагал, что пирит и халькопирит из пластовых руд Ивами загрязнены серой биогенного происхождения.

Рай и Омото, Омото и Рай подчеркивали, что процесс восстановления сульфатов морской воды с образованием сульфидов не следует ограничивать лишь местом рудоотложения. Аналогичные результаты могут быть достигнуты, если морская вода будет восстанавливаться в ходе циркуляции над местом выхода растворов при охлаждении последних. Представления о такой неорганической редукции сульфатов морской воды в результате реакции с железосодержащими компонентами подстилающих пород являются в настоящее время, по-видимому, наиболее широко принятыми; они не противоречат фактам участия сульфатов морской воды в образовании сульфидных составляющих месторождений вулканической ассоциации.

Как это будет обсуждаться ниже, данные по изотопам кислорода, водорода и стронция были использованы для доказательства того, что гидротермальные изменения подстилающих пород на колчеданных месторождениях обусловлены преимущественно циркуляцией морской воды. С учетом того, что растворы, вызвавшие гидротермальные изменения пород лежачего бока, были одновременно и рудообразующими, такая точка зрения о вовлечении морской воды была использована для подтверждения представлений о том, что морская вода является главным источником компонентов серы на месторождениях. Например, Спунер отмечал, что в случае кипрских месторождений величины b34S варьируют от 0,43 до 7,0%; средние значения для двух различных совокупностей данных составляют 3,75 и 4,S %. По мнению Спунера, единственным возможным источником части тяжелой серы являлись сульфаты морской воды того времени, поскольку величина b34S для базальтов лежачего бока могла оказаться равной в среднем около 1%- Факт вовлечения морской воды в геотермальную конвекционную систему был установлен на основании данных по изотопам кислорода и водорода и стронция гидротермально измененных, пространственно связанных с месторождениями вулканических пород. Используя оценки температур, pH и PO2 условий рудоотложения, Спунеропределил, что значение b34S кипрских месторождений отвечает равновесному рудообразующему раствору, включавшему лишь серу морской воды (b34S для SO4в2~ равно 16%). Аналогичным образом тяжелый изотопный состав серы (b34S до 23,0%) месторождений офиолитовой ассоциации в районе Нотр-Дам, Ньюфаундленд, Бачински относил за счет неорганической редукции сульфатов морской воды соответствующего времени, а значения b34S современных сульфидных осадков Восточно-Тихоокеанского поднятия Стирт и др. объясняли варьирующей долей восстановленных сульфатов морской воды.

В настоящее время преобладает, по-видимому, мнение, что главным источником серы для месторождений вулканической ассоциации является прямое восстановление сульфатов морской воды соответствующего возраста, особенно при ее циркуляции в составе рудообразующей гидротермальной системы. Однако, как это становится очевидным при рассмотрении рис. 3 статьи Сасаки и как это выведено Сангстером, корреляция по изотопному составу серы между сульфидами руд и сульфатами морской воды соответствующего времени выявляется лучше для одних групп месторождений и хуже — для других. Co ссылкой на рис. 84 можно показать, что корреляция лучше для цинково-свинцово-медного типа, чем для медно-цинкового типа месторождений. Последний тип по сравнению с первым проявляет тенденцию иметь значения b34S, приближающиеся к величине ~ 0%, ожидаемой для мафических пород, с которыми этот тип ассоциируется. С другой стороны, для цинково-свинцово-медного типа месторождений значения b34S отклоняются в обе стороны от предложенной Сангстером величины для сульфатов морской воды того времени на 15%. Это может свидетельствовать о косвенном, а не прямом вкладе сульфатов морской воды: сера, первично зафиксированная в лежачем боку осадочных пород, вероятно бактериально редуцированная, характерная для колчеданных месторождений медно-свинцово-цинкового типа, позднее была мобилизована в рудообразующую гидротермальную систему. Возраст осадочных пород лежачего бока часто слабо отличается от возраста месторождения, как, например, в районе Батерст; следовательно, любой изотопный дрейф в морской воде от времени фиксации осадочных сульфидов и до процесса рудообразования, вероятно, является пренебрежимо малым. Согласно Лайдону, небольшое положительное смещение, наблюдаемое для медно-цинкового типа месторождений, можно объяснить в свете модели, исключающей господство серы морской воды. Он отмечает, что имеются данные о том, что сульфиды отлагались из щелочных растворов (pH 7—9), а в этом случае пирит со значениями b34S до 7% мог образоваться из растворов, в которых восстановленная сера имела значения b34S, близкие к 0%, т. е. такие же, как и сера нижележащих мафических пород.





Яндекс.Метрика